В начале над жертвенной чашей

Прощая, скорбя и любя,

Держался совет за безумие наше -

За всех: за меня и тебя.

 

От мира до времени скрытый,

Рождённый в обычном хлеву,

Себя раздаёт и убийцам и мытарям -

Всем: мне и тебе и ему.

 

На этой огромной планете,

Под гнетом страстного венца,

Уже прощены на предвечном совете

Омытые кровью Творца

 

Любовью согретые дети...